Camgora.ru

Автомобильный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чём разница

В чём разница?

Разница между Капитализмом и Социализмом

Основное различие между Капитализмом и Социализмом состоит в том, что при Капитализме средства производства принадлежат частным лицам, тогда как при Социализме средства производства принадлежат государству или общественности.

Капитализм и Социализм – это в две противоположные экономические системы. Характерной чертой Капитализма является частная собственность на средства производства, а Социализма – общественная собственность на средства производства. При капитализме спрос и предложение помогают устанавливать потребительские цены, тогда как при Социализме государство помогает устанавливать потребительские цены.

Содержание
  1. Обзор и основные отличия
  2. Что такое Капитализм
  3. Что такое Социализм
  4. В чем разница между Капитализмом и Социализмом
  5. Заключение
Что такое Капитализм?

Капитализм – это экономическая система, в которой частные субъекты (физические и юридические лица) владеют факторами производства, такими как предпринимательство, природные ресурсы, средства производства и рабочая сила. В капиталистическом обществе производство товаров и услуг зависит от спроса и предложения на общем рынке. Кроме того, частная собственность, конкурентные рынки, накопление капитала, наемный труд, система цен и добровольный обмен являются некоторыми основными характеристиками капитализма.

Суть Капитализма в картинках

Экономисты проанализировали капитализм и выявили несколько форм капитализма на практике. Некоторые из них включают капитализм свободного рынка, государственный капитализм и капитализм благосостояния. Более того, рыночный капитализм считается самой чистой формой капитализма. В такой экономике есть свободные частные лица, которые сами решают, что производить и продавать, куда инвестировать, а также сами назначают цены на товары и услуги. Однако большинство стран в современном мире имеют смешанную форму капитализма с определенной степенью государственного регулирования.

Основным преимуществом капитализма является то, что он дает лучшие продукты по лучшим ценам. Кроме того, при капитализме обычно бывает возникает преимущество от инноваций. Однако у этой системы есть и недостатки. Частная собственность в капиталистических системах позволяет предприятиям получить монопольную власть на рынках продукции и рабочей силы. Это может создать большую несправедливость в обществе.

Что такое Социализм?

Социализм – это экономическая система, в которой все члены общества в равной степени владеют факторами производства. Кроме того, управлением этой общественной или государственной собственности осуществляется через демократически избранное правительство. В чистой социалистической экономической системе каждый работает ради богатства, и существует равное распределение богатства среди всех. Основным лозунгом социалистической экономической системы является: «то, что хорошо для одного, хорошо для всех» . Другими словами, это подчеркивает тот факт, что каждый человек в обществе должен иметь право решать, каким образом ресурсы должны использоваться и потребляться.

Кроме того, в строго социалистической экономике правительство принимает все производственные и распределительные решения (с точки зрения законности), и люди зависят от государства во всем – от продовольствия до здравоохранения. Правительство также определяет какие товары и услуги будут производиться, а также уровни их ценообразования.

Разница между Капитализмом и Социализмом

Капитализм – это экономическая система, в которой средства производства принадлежат частным лицам или организациям, тогда как Социализм – это экономическая система, основанная на общественной собственности на средства производства. Средства производства принадлежат частным лицам и организациям при Капитализме, в то время как при Социализме средства производства принадлежат государству или общественности.

Капитализм vs Социализм

При Капитализме цены устанавливаются с помощью спроса и предложения, тогда как при Социализме государство устанавливает цены. Доход в капиталистической экономике распределяется с помощью свободного рынка, а доход в социалистической экономике распределяется поровну между всеми. Высокая конкуренция при Капитализме стимулирует инновации и эффективность, в то время как при Социализме, особенно в государственном бизнесе, стимулы к инновациям и эффективности меньше. Соединенные Штаты, Япония, Германия и Гонконг – это страны, имеющие ту или иную форму капитализма, тогда как Северная Корея, Мексика, Судан и Венесуэла – это страны, имеющие ту или иную форму социализма.

Заключение – Капитализм против Социализма

Капитализм и Социализм – это две противоположные экономические системы. Основное различие между Капитализмом и Социализмом состоит в том, что при Капитализме средствами производства владеют частные субъекты, тогда как при Социализме средства производства принадлежат государству или общественности.

Что в россии капитализм или социализм

Социализм и капитализм в России

Информация от издательства

Научно-популярное электронное издание

Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы «Культура России»

Медведев, Р. А.

Социализм и капитализм в России / Рой Александрович Медведев. – М.: Время, 2017. – (Собрание сочинений Жореса и Роя Медведевых).

В основу настоящего тома собрания сочинений Роя и Жореса Медведевых легли книги Роя Медведева «Социализм в России?» (2006), посвященная историческим судьбам социализма в России в ХХ веке: от зарождения и распространения идеи общества социальной справедливости до крушения реального социализма в 1990-е, «Капитализм в России?» (1998), содержащая общественно-политический анализ событий, происходивших в Российской Федерации с осени 1991-го до конца 1995 года, и «Народ и власть в России в конце ХХ века» (2009), в которой вниманию читателей предлагается аналитический взгляд историка на события, происходившие в стране в течение последних двадцати лет прошлого века. Для данного издания материалы значительно переработаны и расширены автором.

© Рой Медведев, 2017

© Валерий Калныньш, оформление и макет, 2017

СОЦИАЛИЗМ В РОССИИ?

В книге, которая лежит перед читателем, я хотел бы обсудить с единомышленниками и оппонентами некоторые из проблем, относящихся к трудной судьбе социалистической идеи и социалистической практики в России. Это не первая книга автора по проблемам социализма. В начале 70-х годов во многих странах издавалась моя книга «Социализм и демократия», которая была написана в конце 60-х годов и содержала анализ проблем советского общества с позиций независимого социалиста и демократа. На русском языке эта же книга была издана в 1972 году Фондом им. Герцена в Амстердаме под названием «Книга о социалистической демократии». В 1981 году в Лондоне была издана на английском языке моя книга «Ленинизм и западный социализм», в которой я продолжил анализ некоторых проблем советского социализма. В новой книге я продолжаю эту работу, но уже с учетом тех драматических событий, которые были связаны с разрушением Советского Союза и крушением КПСС. Первый вариант этой книги я подготовил еще в 1996 году для узкого круга активистов Социалистической партии трудящихся – СПТ, в которой я был одним из семи сопредседателей. Она была распространена среди друзей всего в 150 экземплярах. Второй вариант книги я подготовил для китайских товарищей после участия в большой Международной конференции по проблемам социализма, которая была проведена Пекинским университетом в январе 2002 года. Книга была издана в 2003 году в Китае и на китайском языке под названием «Историческая судьба социализма в России». Теперь я подготовил третий вариант этой книги. Моя книга – это в большей мере обзор произошедших в СССР и в России событий, а также наших, главным образом московских, дискуссий по проблемам социализма. Для более глубокого исследования проблем социализма нам не хватает знания того огромного и разнообразного опыта, который был накоплен в XX веке социалистами, социал-демократами и коммунистами в десятках стран мира и который по многим направлениям оказался более успешным, чем наш советский и российский опыт. Социализм в разных формах наступает сегодня со всех сторон, и те опасности, трудности и угрозы, которые возникают перед всем человечеством с развитием техники, науки, экономики, с возникновением новых противоречий между разными регионами и цивилизациями, невозможно эффективно преодолеть без использования идей и методов, которые разрабатываются и предлагаются социалистами разных стран и разных направлений. Социализм и социалистическая идея актуальны сегодня и для России, которая ищет свой путь и свое новое место в мире, а также в постсоветском пространстве. Коммунистические лидеры прошлых десятилетий имели претензию учить всех «правильному», «истинному», «единственно верному» учению о социализме. Их поражение не должно, однако, отвратить нас от великих и благородных идей справедливости, солидарности, свободы и общественного блага, которые лежат в основе социалистического идеала. Именно этими соображениями я руководствовался, когда работал над своей книгой.

Москва, 6 марта 2005

Глава первая. СОЦИАЛИЗМ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ. ИДЕЯ И ВОПЛОЩЕНИЕ

К началу 80-х годов советское общество было уже тяжело больным социальным организмом. Однако правящая элита не понимала его болезней, не знала, как их лечить и даже скрывала все более и более зловещие симптомы. «Мы плохо знаем общество, в котором живем», – это сказал Юрий Андропов вскоре после того, как он возглавил КПСС и СССР. А всего через десять лет и Советское государство, и КПСС были мертвы. Обрушилась и мировая социалистическая система, и все то, что мы называли мировым коммунистическим движением. Такой ход событий оказался полной неожиданностью не только для сторонников, но и для противников социализма и коммунизма. Политические противники Советского Союза десятилетиями боролись против «коммунистической угрозы». Но и они не ожидали, что крушение КПСС, СССР и Варшавского договора произойдет столь стремительно и без больших усилий с их стороны. В книге Зб. Бжезинского «Большой провал», вышедшей в свет в 1989 году, автор утверждал, что коммунистический режим в СССР доживает последние годы или десятилетия. Автор рисовал при этом разные сценарии реформации или демонтажа коммунизма. Не исключал Бжезинский и возможности неожиданного и быстрого распада Советского Союза, но считал все же такой исход наименьшей вероятностью[1]. Неожиданность, однако, это не синоним случайности. Было бы ошибочным связывать крах КПСС прежде всего с деятельностью ее лидеров времен перестройки, забывая при этом всю предыдущую деятельность ее руководства, ее противоречивую историю, ее идеологию и политику, организационную структуру, а также положение партии в системе Советского государства и в жизни общества. Было бы ошибочным связывать разрушение СССР только с решениями, принятыми в Беловежской пуще, забывая сложную историю Советского Союза, его структуру и проводимую его правителями экономическую, социальную и национальную политику.

Нетрудно доказать, что указы о запрещении КПСС и о конфискации имущества и средств партии не опирались на законы страны. Но почему в августе или в ноябре 1991 года, когда наносились эти удары по КПСС, в стране не было по этому поводу ни одной забастовки, даже ни одного митинга протеста? Мне неизвестны случаи, чтобы рабочие и служащие да и все другие члены КПСС и «беспартийные коммунисты» приходили для защиты своих райкомов, горкомов или обкомов партии. Огромные толпы людей, собравшиеся 23 августа 1991 года на Старой и Новой площадях в Москве – у зданий ЦК и МГК КПСС, намеривались не защищать, а готовы были помочь захвату и разгрому находившихся там центров партийной и государственной власти. Да и через полтора года, когда решения Конституционного суда Российской Федерации открыли возможность восстановления легальной деятельности Компартии России, в ее ряды вернулось немногим более пяти процентов от численного состава КПСС на территории РСФСР. В последующие годы численность КПРФ не увеличивалась, а сокращалась, как уменьшался и ее электорат.

Как историка меня поражает сходство между событиями осени 1991 года и весны 1917 года, когда всего за несколько дней в России рухнули и 800-летний самодержавный режим, и 300-летняя династия Романовых. Есть очевидное сходство между отречением от престола Николая Второго и отречением от лидерства в КПСС Михаила Горбачева, между попыткой генерала Корнилова установить в стране военную диктатуру и попыткой путча ГКЧП. Почему не встали на защиту престола сотни тысяч дворян-офицеров, присягавших этому престолу на верность, почему они не смогли поднять на защиту монархии ни 10-миллионную армию, ни миллионное казачество? Почему бездействовало и молчало 300-тысячное духовенство? Уже к концу 1917 года все эти силы были сметены партией большевиков, которая к началу этого года не имела в своих рядах и 40 тысяч членов, и руководство которой находилось или за границей, или в сибирской ссылке. Но кто шел еще в начале 1991 года за пестрой коалицией партий, называвшей себя «Демократической Россией»?

Разница между капитализмом и социализмом

Капитализм и социализм – общественно-экономические формации современности. Считается, что главное, в чем они расходятся, – отношение к частной собственности. Капитализм допускает ее существование, социализм – нет. Все последующие различия – производные от этого, основного. Но всё ли так однозначно и просто? Посмотрим, чем отличается капитализм от социализма и есть ли у них что-то общее.

  • Теория социализма
  • Сравнение
  • Таблица

Теория социализма

Под термином «социализм» сегодня принято понимать совокупность ряда учений, во главу угла которых поставлены принципы равенства, социальной справедливости и свободы. Ключевая проблема в вопросе социальной справедливости – отношение к собственности. Социализм отвергает частную собственность, сохраняя при этом так называемую личную собственность. Под вторым термином понималась та собственность, которая нужна человеку для жизни, – предметы быта, а также жилье, автотранспорт и некоторые другие вещи и предметы. Хотя некоторые социалистические учения допускали владение собственностью, позволяющей извлекать из нее прибыль, – это оборудование для кустарного производства, например.

Рассматривая Советский Союз как пример классического социалистического государства, нельзя не отметить, что грань между частной и личной собственностью порой проводилась не очень четко. В некоторых союзных республиках допускалось создание мелких частных кустарных предприятий с небольшими объемами производства – например, в Грузии (хотя это, скорее, исключение из правила). А в других социалистических странах мелкотоварное производство разрешалось и было развито довольно хорошо.

Отличие капитализма от социализма в том, что частная собственность является фундаментом, на котором базируется первая из этих экономических формаций. Правда, разница между декларируемой «неприкосновенностью частной собственности» и реальной жизнью часто бывала слишком очевидной. Достаточно изучить историю США второй половины 19 века и начала 20-го – и это станет очевидно любому. Кардинально ситуация поменялась после победы Октябрьской революции в России – это заставило вводить на Западе более высокие социальные стандарты. Например, избирательное право для женщин было утверждено в США после того, как его установили в Советской России.

Сравнение

Поскольку социализм отвергает частную собственность, то вся собственность в стране (кроме личной) становится государственной. Исключение – колхозы, которые изначально подразумевали коллективную собственность их членов на все имущество. Однако стремление государства контролировать все отрасли хозяйства привело к тому, что к моменту краха СССР колхозов осталось не очень много. Их заменили совхозы (советские хозяйства), которые, по сути, были государственными сельскохозяйственными предприятиями.

Подобная организация хозяйства делала в принципе невозможной любую конкуренцию, однако давала социальную стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Отсутствие конкуренции и привело к «застою» во всех сферах деятельности, а в дальнейшем – к упадку. В отличие от социализма капитализм, подверженный цикличным катаклизмам в виде больших и малых кризисов, развивался, и государства, где существовал капиталистический (то есть основанный на частной собственности) способ производства, медленно обгоняли Советский Союз. В конце концов отставание СССР стало критическим, что побудило руководство страны сначала объявить «перестройку», а позже повлекло развал державы. Однако развитие общества не остановилось, и каким будет социальное устройство завтра или послезавтра – предмет дискуссий теоретиков от общественных наук.

Таблица

В компактной таблице подведен итог, в чем разница между капитализмом и социализмом. Разумеется, в формате таблицы невозможно осветить все аспекты проблемы, поэтому тем, кто хочет изучить вопрос более подробно, можно порекомендовать обратиться к специалистам – благо по данной тематике написаны горы литературы.

Читать еще:  Размер шин расшифровка цифр

Сравнение коммунизма и капитализма

Сравнивая коммунизм и капитализм необходимо учитывать принципиальную специфику. Отдельные показатели уже прошли проверку сравнением «социализма» (первой стадии «коммунизма») и мимикрирующего «капитализма» XX века, но не представляют цельную концепцию. В идеале коммунизм социально-экономическая формация является перспективой «светлого будущего» человечества, а капитализм – состоявшаяся и реально функционирующая общественная формация. Такое сравнение сущностных характеристик кардинально антагонистичных концепций общественного устройства имеет определенный смысл.

Сущностные определения сравниваемых категорий

Метафизическая идея о совершенном экономическом, политическом и духовном устройстве общества свободных, равноправных его членов, на основе полной справедливости.

Суть идеи коммунизма заключена в формуле: «от каждого по способности, каждому по потребности», то есть, полное обеспечение каждого члена общества всеми благами, вне зависимости от их вклада в общественное богатство.

В этой системе труд во благо общества является осознанной необходимостью каждого человека.

При коммунизме нет частной собственности, что, по мнению социал-дарвинистов противоречит человеческой природе.

Реально функционирующая социально-экономическая система производства и распределения с соответствующими укладу политическими институтами, а так же идеологическим обоснованием. Капиталистическая формация в экономическом отношении основана на доминировании частной собственности и эксплуатации наемных работников с целью умножения капитала получению прибыли.

В социальной политике декларируется юридическое равенство и приоритет прав человека, при полной свободе предпринимательства.

В духовном плане капитализм корректирует традиционную мораль и стимулирует развитие низменных инстинктов.

Сходства и различия коммунизма и капитализма

Коммунизм и капитализм четко выраженными являются стадиями общественной эволюции, или социально-экономическими формациями. То и другое общественное устройство предусматривают обладание высокоэффективным производственным процессом и высокоразвитым научным потенциалом. На этом сходства заканчиваются и начинаются различия:

Гипотетический общественно-экономический уклад.

Реально существующая и развивающаяся социально-экономическая формация.

Самоуправляемое общество, отсутствие государства.

Сильное государство с мощным репрессивным аппаратом.

Всеми основными фондами и средствами производства владеет общество.

Преобладание частной собственности.

Отсутствие всякого социального неравенства

Наличие господствующего и эксплуатируемого классов.

Нет прибавочной стоимости.

Значительная часть прибавочной стоимости присваивается капиталистом.

Материально-техническая база обеспечивает каждого члена общества по потребности.

Широкие возможности для богатых и ограничение потребностей бедных.

Бесплатные: медицина, образование, жилье.

Платные: медицина, образование, жилье (ипотека и кредиты).

Свобода и творчество в трудовой деятельности.

Труд – средство обеспечения потребностей.

Всестороннее развитие свободной личности.

Личностный рост через конкуренцию и индивидуализм.

Экономика

Экономика коммунизма будет основана на общественной собственности и постоянно растущем уровне бескризисного развития материальных и духовных производительных сил.

Распределение материальных благ будет «по потребностям». Труд будет свободной созидательной деятельностью и первой потребностью человека. Исчезнут классовые различия, наступит эра полного социального равенства.

Фундаментальной основой капитализма является рыночная экономика при господстве частной собственности. Главный элемент рынка – потребитель, благодаря которому капиталист собственник получает и присваивает прибыль, созданную трудом наемных рабочих.

Производственный процесс при капитализме периодически прерывается системными кризисами, тем самым порождая массовую безработицу и падение уровня жизни трудящихся масс.

Вывод: коммунистическая экономика в теории выглядит гораздо предпочтительнее нелицеприятно практики капиталистического рынка.

Политика

Политическое самоуправление общества перестанет быть профессиональным и приведет к полному отмиранию государства. Научные принципы управления будут применяться не только в производстве, но и в политике.

Политическая власть в капиталистическом обществе создана и функционирует в интересах эксплуататорского класса. Провозглашаемое политическое равенство формально и зависимо от экономического неравенства.

Вывод: безгосударственный идеал коммунизма более привлекателен, чем обычное государственное принуждение и насилие в условиях классового общества.

Идеология

Главная идея коммунизма – это свободное и гармоничное развитие всего общества в целом и каждого индивида в частности, на основе коммунистической морали.

Воспитание в человеке неуёмного стремления к потреблению и конкуренции с другими индивидами характеризует капитализм как «общество противостояния всех против всех».

Вывод: в идеологии коммунизма больше гуманизма, чем в идеологии капитализма.

Сравнение теоретических и практических характеристик коммунизма и капитализма выявляет конфликт противоположностей. Зачастую в сравнительную линию попадают показатели социалистического эксперимента в СССР, ошибочно именуемого в публицистике «коммунизмом». Подобное сравнение изначально не корректно для содержательных выводов. Таким образом, теоретическое сопоставление коммунизма и капитализма по общим параметрам показывают преимущество первой формации над второй.

Сравнение двух общественно-экономических систем: капитализм и социализм.

«Социалистический капитализм» как эффективное и «счастливое будущее человечества». Часть первая

Конечно, с названием я немного «поёрничал», вспоминая пафосные фразы из советских транспарантов. Но, во-первых, отношусь к такому содержанию заголовка-предсказания довольно серьёзно. И, во-вторых, именно таким я вижу будущее нашей страны и, в конечном счёте, всего человечества (конечно с учётом национальных и других особенностей).

Уверен, у многих думающих людей, не «зашоренных» давно внедрёнными в их сознание идеологическими постулатами (даже если они называются полным отсутствием таковых), есть понимание, что ни социализм, ни капитализм в чистом виде не могут быть истоками экономического процветания и достойного будущего.

Социализм, в привычном для многих из нас виде, не может быть таким «истоком» на долгосрочный период. Потому что, вместе с коммунистической, классовой идеологией, искренне как декларировал усиление классовой борьбы с развитием общества, так и проводил свою внутреннюю политику (до какого-то этапа «развития советского общества») в полном соответствии с данной декларацией. И ещё – основывался на идеальном человеке, почти начисто отвергающем базовые человеческие потребности, правильно определённые Абрахамом Маслоу.

В том числе социализм отрицал материальную заинтересованность, как «пряник», лежащий в основе одного из двух основных методов управления людьми – после того, как, в результате Октябрьской «революции» и Гражданской войны, случилось полное «отрицание» частного капитализма. Да, была попытка модернизации социализма в виде НЭПа, но неудача мероприятия стала неудачей не этой «политики», а советской, во многом репрессивной модели социализма.

Именно поэтому, ради сохранения СССР как российской «красной» империи, «имперцу» Сталину и пришлось, при почти-отсутствии вышеуказанного «пряника» (моральной награды для большинства людей было совершенно недостаточно), использовать противоположный последнему, то есть второй лучший метод управления.

Потому что «тот жутчайший «бардак» в России к 1917-му и в годы Гражданской войны, экономический и ментальный, в короткий срок превратился в порядок только благодаря сталинскому «кнуту», такому же сильному и беспощадному».

Но наступившая через некоторое время смерть социалистического государства, помимо целой массы приведших к ней внешних и внутренних причин, показала ещё и крах социалистической идеи в чистом виде. В полном соответствии со всемирно известным постулатом классика «научного коммунизма» и классовой борьбы Карла Маркса — что «лучшим критерием истины является практика» (или – «опытная подтверждаемость», по более ранней версии Дэвида Юма).

Однако, судя по всему, и капитализм в чистом виде поверки исторической практикой не переживёт. Есть подозрение, всё больше переходящее в уверенность, что только благодаря конкурентной борьбе с советским социализмом (то есть благодаря наличию последнего) и частичной мимикрии-привнесению в «себя» элементов социализма, капитализм смог в таком противостоянии дожить почти до конца 20 века и не самоуничтожиться вместе с человечеством.

Ведь историческая практика последних десятилетий жизни человечества показала, что без могучего социалистического противовеса (то есть без внедрения социальности в своё «бытие») капитализм со временем становится совсем уже оголтелым.

Есть понимание, что общество, при полном воцарении материальной заинтересованности и культа наслаждений (то есть абсолютизации первичных потребностей и не только), вместе с постоянным желанием всё больше ограничивать «круг избранных», превращается в фашистское. И вместе с неминуемым расчеловечиванием, вместе с уничтожением групп людей и целых народов, ведёт человечество к неминуемой же гибели.

Ещё одним подтверждением осознания порочности капитализма — в лице его «как бы» либеральной идеологической основы – является множество, особенно в последнее время, высказываний ведущих мировых политиков по данной теме. Об этом сказал и президент России Владимир Путин: «современная так называемая либеральная идея, она себя изжила окончательно». «Спустя ровно месяц после этого, президент Франции разразился признанием того, что капитализм «деградировал и сошел с ума», и констатировал «конец гегемонии Запада.

То, о чём долгие годы били в набат антилиберальные мыслители и что называли бредом евроатлантисты, признал молодой и прогрессивный президент Франции, один из воспитанников евроатлантизма и либерализма».

То есть будущее не за социализмом и не за капитализмом — в чистом их виде. Истина, как всегда, где-то посередине (да ещё, похоже, с «толикой» авторитаризма). Когда общество будет иметь материальные стимулы для своего развития и максимально эффективного функционирования — «совершенно понятные» и «ближе к телу» для мало думающей, но почти полностью преобладающей массы населения. А при этом ещё и с элементами социалистического планирования.

И именно экономику на базе государственного плана (или плановое хозяйство), в том числе на основе сетевого планирования, с использованием для расчёта могущественных современных компьютеров, что не только обещает наиболее эффективное производство, но и позволяет бережно относиться к убывающим ресурсам. То есть не переводить их в бездумном производстве, не всегда приводящем к наиболее эффективным решениям на базе конкуренции.

И ещё будет иметь достаточную степень социальности, чтобы любой член общества в принципе не мог «подохнуть под забором», чтобы получил и кусок хлеба, при неумении его заработать, и хорошее медицинское обслуживание, и чисто социалистическую «веру в завтрашний день».

И необходимое воспитание-образование, связанное как с эффективным функционированием, так и с социальностью (на основе гуманизма, то есть второй заповеди о любви к ближнему). И государственническую, не разъединяющую общество классовую идеологию, а объединяющую, цементирующую его — на основе общих для всех вменяемых людей ценностей вышеуказанного же гуманизма, наличествующего государства и героической истории.

Потому что у каждого народа, если он действительно является народом, а не оторванной от него частью, искусственно определённой врагами как народ (которые исподволь культивируют древнее правило «разделяй и властвуй») — история в той или иной мере героическая. Всегда ведь были лучшие его сыновья, и готовые жертвовать собой ради общего блага, и идущие на такую жертву.

О правильности установки на конвергенцию социалистической и капиталистической систем говорит множество примеров из Новейшей истории. Это и «шведский социализм», это и впечатляющие успехи социалистического Китая в капиталистическом мировом соревновании, это и российская реальность, с невозможностью отбросить социальность государства как бы этого не хотели многие представители во многом уже капиталистической экономики России.

А как именно, судя по многим косвенным моментам, это будет сделано уже в ближайшее время в нашей, российской экономике – в продолжении данной статьи, под названием «Мобилизационно-либеральный план Путина».

Чем социализм лучше капитализма?

1. Общественная собственность

В отличие от капитализма, где господствует частная собственность на средства производства, общественная собственность при социализме, обеспечивает широкие возможности для использования производительных сил в интересах всего общества, для бескризисного развития экономики, ликвидации безработицы, инфляции и др. социально-экономических противоречий капитализма.

2. Власть рабочего класса

Бизнесмены, олигархи, в общем, капиталисты, владея капиталом и собственностью, имеют полную власть над обществом, хоть и они пытаются создать видимость демократии, свободы и «власти народа», но на деле же всю полноту власти имеет только класс капиталистов.

В обществе социалистическом, частная собственность превращена в собственность общественную, а вся власть принадлежит рабочему классу, трудовому народу, который использует её для улучшения благосостояния всех трудящихся.

3. Отсутствие эксплуатации

Общественная собственность отрицает возможность эксплуатации одних людей другими, то есть возможность присвоения результатов труда одних людей иными людьми. «Превращение земли и других средств производства в общественно эксплуатируемые и, следовательно, общие средства производства и связанная с этим дальнейшая экспроприация частных собственников приобретает новую форму. Теперь экспроприации подлежит уже не работник, сам ведущий самостоятельное хозяйство, а капиталист, эксплуатирующий многих рабочих».

4. Подлинная свобода

О какой «свободе» можно говорить в обществе, где царит эксплуатация, безработица (и страх потерять работу), нищета, угнетение – т.е. в обществе капиталистическом?

Все это отсутствует в обществе социалистическом и только в нём возможна настоящая, подлинная свобода во всех её смыслах.

5. Отсутствие кризисов

Капиталистическая экономика подвержена постоянным кризисам, которые не позволяют стабильно жить рабочему классу. Впрочем, одновременно с этим – это один из признаков революционного подъема или другого любого общественного резонанса. Плановый характер социалистической экономики, полностью лишен этого порока капитализма.

6. Победа над безработицей

Безработица – одна из ужаснейших болезней капитализма, его неотъемлемая черта, которая приходит вслед за кризисом. Капиталисты используют безработицу как источник резервов дешёвой рабочей силы и средство для усиления давления и эксплуатации на рабочий класс.

Социалистическая экономика лишена этого недостатка, так как в её основе лежит централизованное планирование, прекрасным примером победы социализма над безработицей является Советский Союз.

7. Отсутствие национальных конфликтов

Национализм используется буржуазией, дабы разделить рабочий класс, не дать ему объединиться против капитализма, социализм, наоборот, утверждает солидарность рабочих всего мира в борьбе с капиталистами, не взирая на национальные различия.

8. Моральное превосходство

Рынок использует самые страшные стороны человеческой сущности : жадность, скупость, жестокость, индивидуализм, эгоцентризм, хитрость, бесчестность – развивает их в человеке , развращает его, превращая в моральную калеку. Рынок уже много столетий играет на человеческих слабостях, уничтожая все самое хорошее, что есть в нас. В то же время социализм утверждает все самое лучшее в морально-этическом плане.

9. Социальные гарантии

Не в интересах капиталистов обеспечивать простых людей какими-либо социальными благами, так как это не прибыльно и невыгодно, в то время как социализм обеспечивает ряд социальных гарантий, необходимых для нормальной жизни человека: бесплатное образование, бесплатная медицина, бесплатное жилье.

10. Главная цель социализма – благо общества

Главная цель капиталиста – прибыль, ради которой он пойдет на любые ухищрения и преступления против человечества, например: империалистические войны, голод, нищета- все это делается только ради блага меньшинства; социализм предполагает построение общества, где благо будет обеспечено всем.

Вывод напрашивается сам: социализм превосходит капитализм по всем признакам, он единственный способен спасти Россию от окончательного падения, тем не менее, используя пропаганду и иные ухищрения, капиталисты обманывают пролетариат, убеждая что капитализм «эффективнее» и «лучше». Чтобы не быть обманутыми, изучайте марксизм-ленинизм, великий путь Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина и готовьтесь вступить в ряды авангарда социалистического движения.

«Сталин – это Победа!»

Нужен ли капитализм российской власти?

Народ бы хотел определиться, чтобы понимать, как выживать

Данное утверждение, на первый взгляд, выглядит парадоксом или ошибкой, но, тем не менее, никакой ошибки тут нет. Российская власть действительно не любит капитализм и избегает его системного построения. Это не значит, что она предпочитает социализм или что-то другое – просто при всех декларациях верности, на самом деле капитализм власти не нужен.

Наше поколение, выросшее на марксистской политэкономии, понимает капитализм как строй, основанный на господстве частной собственности на средства производства и образовании капитала из присвоения собственником прибавочной стоимости, представляющей собой прибавочный продукт, созданный в прибавочное рабочее время, не оплачиваемое капиталистом. Ленин, развивая эту теорию, зафиксировал возникновение господства монополий, назвав эту фазу империализмом и обозначив её как высшую стадию развития капитализма, по сути, предтечу экспроприации собственности огромными массами трудящихся.

Бернштейн спорил с Марксом и Лениным, упрекая их в том, что они видят развитие концентрации капитала и не видят развития конкуренции. А тем временем обе тенденции проявляли себя всё больше и образовывали единство противоположностей. Именно усиление конкуренции привело во второй половине ХХ века к целой революции в сфере управления. Стратегический менеджмент и маркетинг как сферы научного знания возникли именно как реакция на трудности существования корпораций в условиях переполненного рынка и перманентного кризиса сбыта. То есть монополизация и конкуренция шли параллельными курсами, и абсолютизация тенденций монополизации привела коммунистов к неверным теоретическим выводам. Капитализм не загнил, превратившись в монополию, так как процессы конкуренции не дали этому произойти.

Читать еще:  Как снять краску с фар

Однако современный капитализм есть двухполюсное образование, где, с одной стороны, монополии, а с другой, — конкурирующие между собой производители борются друг с другом за рынок, за влияние на государство и на политику. Государство мечется между населением, монополиями и конкурирующими производителями как желающий услужить не двум, а уже трём господам персонаж, получая от всех своих господ тумаки и подворовывая у них в меру ловкости рук и обаяния. Так выглядит картинка на «Диком Западе», территории «заповедного капитализма», в «диких джунглях» которого вырос современный научно-технический прогресс.

В России как обычно всё иначе. И социализм в России был не марксистский, а марксистско-народнический, хотя Ленин всячески народничество проклинал, и капитализм в России получается какой-то полусоциалистический. То есть вроде и частная собственность, и монополии, и приватизация, но государство не является слугой нескольких господ, не ночным сторожем, а скорее является жандармом, надзирающим за порядком, и даже если оно делает это плохо, то если вовсе перестанет делать, всем станет жить совсем невмоготу.

То, что существует в России, называется оксюмороном, который ни у кого не вызывает изумления – государственный капитализм. Что это такое – не знает никто. Вроде капитализм, но – государственный. Вроде государственный, но – капитализм. Вроде государство – это атрибут некапиталистический. Государство может охранять капитализм, но оно уступает место капитализму. Подчинено ему. При капитализме государство – ночной сторож. Чем больше государства – тем больше социализма. Поэтому государственный капитализм – это что-то вроде живого трупа или горячего снега. Помыслить такое – как помыслить бесконечность. И, тем не менее, этот термин в России не просто в ходу, а за ним стоит какая-то действительность. Весьма и весьма странная.

Если понимать капитал как предлагал Маркс — как самовозрастающую стоимость, то в России он возникает из вложения денег государством. Госкорпорации получают деньги из бюджета и реализуют инвестиционные проекты. Логичнее было бы сделать их госпредприятиями, подчинить отраслевым министерствам и контролировать их цены и прибыли. Но государство, проявив себя в стадии выделения денег, от стадии получения прибылей уклоняется. Прибыли у нас приватизируются акционерами госкорпораций, оставляя государству навар от яиц – налоги с прибылей.

Понятно, что в оффшорной экономике, где все госкорпорации сидят в иностранных юрисдикциях, налогов остаётся, что кот наплакал. Но при чём тут капитализм и частная собственность? Ведь этот порядок санкционирован государством. Оно его не запрещает, а само им активно пользуется – в лице своих управленцев и непонятно каких скрытых акционеров.

Это не государственный, а безгосударственный капитализм. Даже порой в чём-то антигосударственный.

Выборный конфликт в Приморье высветил существование трёх этажей или трёх измерений, в которых в России существует общество. Первый этаж – это население, которое выживает как умеет при неподъёмных кредитах и запредельных тарифах и налогах. Тут бюджетники, самозанятые, наёмные работники, мелкие и средние предприниматели. Никакой классовой борьбы тут не видно, а видны титанические усилия выжить среди урагана сил, превосходящих способность к выживанию.

Второй этаж – это корпорации и крупный бизнес, занятые своими планами экспансии. Третий этаж – это высшая власть, занятая глобальной геополитикой и мыслящая континентами и десятилетиями.

Все три этажа никак не видят и не слышат друг друга, не представляют проблем друг друга и являются «вещами в себе», как говорил Иммануил Кант о непознанной априори действительности. Население Приморья изумлено: как такое получилось, что власть так много сделала для региона, а никто из людей этого не почувствовал. Власть изумлена: как такое получилось, что она так много сделала для региона, а никто из населения этого не почувствовал.

Корпорации вообще в другой реальности – их напрягает геополитика, санкции, лимиты, угроза закрытия азиатских рынков, интриги конкурентов и соперников. В Приморье как в социологическом зеркале отразился главный конфликт современного российского госкапитализма – отсутствие капитализма в принципе. Есть борьба государства с корпорациями, а «вышедший из гоголевской шинели маленький человек Акакий Акакиевич» просто предоставлен сам себе, и воровством, контрабандой, левой торговлей, браконьерством, рэкетом и разбоем на дорогах, рисковым предпринимательством и вкалыванием за малый рубль старается как-то выжить, не надеясь на государство и проклиная корпорации с их возможностями и проблемами мелкого жемчуга на фоне проблем жидкого супа.

В России это конфликт крупного и малого капитала. Это ситуация, когда монополии задушили мелкого и среднего собственника, а государство ему не помогает. Ни кредитами, ни борьбой с тарифами монополий, ни налоговыми послаблениями. Государство не помогает становлению конкуренции. То есть становлению капитализма. Государству, словами Остапа Бендера, скучно строить не только социализм, но и капитализм.

Господство монополий под флагом государства есть социализм. Всякое развитие конкуренции есть отход от господства монополий и шаг в сторону капитализма, то есть конкуренции. Чем больше конкуренции, тем больше капитализма. Но такое впечатление, что российской власти не нужен в России капитализм. Власть устраивает полусоциалистическое-полукапиталистическое существование, хотя такой симбиоз приводит не к суммированию достоинств двух систем, а к умножению их недостатков.

Власть, как невеста гоголевской «Женитьбы» (если уж брать Гоголя за ориентир), пытается совместить нос одного жениха, брови другого и развязность третьего. Когда речь об одном человеке – это смешно. Когда речь о практике действий государства – это драматично. Эклектика хороша в теории, но плоха на практике.

Государство озабочено корпорациями и их судьбой, видит в них источник доходов бюджета. Менеджер корпорации — главный герой нашего времени. Власть поглощена корпорациями, разруливанием их конфликтов и регулированием их интересов. Но у власти никогда не доходят руки всерьёз заняться проблемами двух категорий населения: наёмными работниками и малым и средним бизнесом. Тогда как и благополучие общества, и наличие среднего класса, и бюджетное полноводье – это плоды работы не корпораций, а именно малого и среднего предпринимательства.

Именно работники малых и средних фирм являются главной целевой группой для крупных корпораций. Ведь не все покупатели у нас работают в Газпроме и Роснефти. Львиная доля их как раз работает в разных ООО, чьи учредители существуют в нескончаемом аду между риском банкротства, налоговым и пожарным террором, риском срыва поставки и кошмаром банковского произвола.

Эти люди десятилетиями не бывают в отпуске. Когда они разоряются, их уволенные работники растворяются где-то в хаосе жизни, а сами они, стараясь преодолеть депрессию и отчаянье, снова и снова карабкаются из очередной ямы, в которую попали из-за прыжков государственной машины по ухабам безгосударственного капитализма.

Это люди настоящего подвига. Никто не считал, сколько раз они падали и откуда брали силы вновь подниматься. Никто не подсчитывал число их сожжённых нервных клеток. Они не в фокусе объективов телевидения и интересов писателей. Они обуза для чиновников и головная боль для власти. Они нужны только своим семьям, налоговым инспекторам и бандитам. Они даже своим банкирам не нужны. Может быть, когда-то кто-то напишет о них талантливую книгу — как выживали люди между 1990-м и 2018-м годами.

Их как бы нет на свете. Но они есть. Это именно они устроили протестное голосование в Приморье и во Владимирщине, таких разных и удалённых другой от друга регионах. Именно на них смотрели в Хабаровске, Ханты-мансийске и Орле. И даже там, где второго тура не было, витал дух протеста. Это протест против симбиоза власти и корпораций, в котором корпорации презирают население и малый бизнес, а власти его не видят.

Это не классовый конфликт Труда и Капитала, это системный конфликт недоразвитого капитализма России, когда крупный и мелкий капитал отчаянно воюют за жизненное пространство. Нельзя назвать цивилизованным тот капитализм, где монополии подмяли государство, и им не противостоит гражданское общество, состоящее из наёмных работников и мелких и средних собственников.

Никакие реформы не приведут к процветанию там, где пренебрегают главным требованием к управлению территорией: способствовать развитию конкуренции в первую очередь. Для этого все ресурсы для экономической деятельности должны быть в свободном доступе. Земельные участки, доступные кредиты, посильные налоги, борьба с коррупцией, открытая информация, вменяемая местная власть – вот то, что хочет трудоспособное население от власти.

Если это будет, население найдёт, чем занять себя и чем пополнить бюджет. Если у власти любимым дитём по прежнему останутся крупные корпорации, приморские конфликты станут шириться, как степной пожар, пока кто-то не поймёт, что наше всё – это не Газпром, а миллионы ИП, ООО и ОАО, которые не закрылись, а выжили, дали работу людям и заплатили налоги в казну.

Но, видимо, эпоха малого и среднего предпринимательства в России пока так и не наступила. Чем сильнее кризис, тем сильнее власть полагается на централизацию. Это значит, что снова всё внимание корпорациям. Они являются основами экономической системы, и так как их мало, то ими легче управлять. И пока наши элиты не поймут, что рынок – это не монопольно-олигопольный банкет, а стихия множества конкурентов, в России не возникнет ни полноценного достатка, ни среднего класса, ни устойчивой демократии. Так или иначе, власти предстоит построить в России капитализм. Тот, который потом будет регулироваться вполне социалистическими рамками. Но чтобы что-то регулировать, это что-то надо сначала создать.

Можно сто раз назвать строй в России капитализмом, но настоящий капитализм в России так и не построен. В России нет полноценных собственников, профсоюзов, институтов права и традиций правоприменения. Советское телефонное право в судах стало основой постсоветской судебной коррупции. Карманные советские профсоюзы стали основой российских карманных профсоюзов. Советский блат стал основой постсоветской административной коррупции. Инфантильность населения СССР продолжается в предельной инфантильности сейчас.

В первую очередь это выражается в отказах ходить на выборы. Во вторую очередь в ожидании от власти отношений патронажа и решения за населения их проблем на самом бытовом уровне, типа лампочек в подъездах. Эти традиции влияют на нас тогда, когда формально от социализма отказались.

Переходный период займёт, очевидно, время жизни двух-трёх поколений. Как бы нам ни хотелось поскорее решить все наши проблемы, общественная формация вызревает долгое время и в своём развитии движется от эксцесса к эксцессу, порой даже срываясь в архаику и откатываясь назад.

В этом заключается единственная положительная функция социальных конфликтов в современном обществе. И, как ни странно, приморский конфликт сыграл очень конструктивную роль. Общество России в сентябре и в октябре – это уже очень разные общества. В кризис созревание современных общественных отношений идёт очень быстрыми темпами.

Научный журнал ARÍ

  • В чем смысл жизни?

Технологии бессмертия и проблемы смысла жизни

  • В чем смысл жизни?

Михаэль Лайтман: как изменить судьбу и смысл жизни

  • В чем смысл жизни?

Общество и смысл жизни людей в XXI веке

  • В чем смысл жизни?

Рэй Курцвейл: смысл жизни в вечной жизни

  • В чем смысл жизни?

Суть одиночества в поиске себя и смысла жизни

  • В чем смысл жизни?

В чем смысл жизни, если мы будем жить вечно?

  • В чем смысл жизни?

В чем смысл бессмертной жизни в компьютере?

  • В чем смысл жизни?

Никто не знает в чем смысл жизни, так в чем он?

  • В чем смысл жизни?

В чем смысл жизни, если жизнь полна страданий?

  • В чем смысл жизни?

Что такое мировоззрение и в чем смысл жизни?

  • В чем смысл жизни?

Майкл Шермер о смысле жизни

  • В чем смысл жизни?

В чем смысл жизни: 10 популярных ответов

  • В чем смысл жизни?

Михаэль Лайтман: смысл жизни для Илона Маска

  • В чем смысл жизни?

Как жить с депрессией без смысла жизни?

  • В чем смысл жизни?

Что такое экзистенциальный кризис смысла жизни?

  • В чем смысл жизни?

В чем смысл жизни если реальность не существует?

  • В чем смысл жизни?

В чем цель эволюции и смысл жизни человека?

  • В чем смысл жизни?

Что наука знает о смысле жизни?

  • В чем смысл жизни?

Нужно ли искать счастье или смысл жизни?

  • В чем смысл жизни?

Ученые остановили старение, но в чем смысл жизни?

  • В чем смысл жизни?

Человек в поисках смысла жизни

  • В чем смысл жизни?

В чем смысл жизни и назначение человека?

  • В чем смысл жизни?

В чем эволюционный смысл жизни самой жизни?

  • В чем смысл жизни?

Почему нам необходим смысл жизни?

  • В чем смысл жизни?

Как достичь внутренней гармонии и смысл жизни?

  • О журнале
  • Правила журнала
  • Конфиденциальность
  • Публикация материалов
  • Условия использования
  • Ваша помощь
  • Социальные сети

Что лучше капитализм или социализм?

Десятилетиями не утихают споры на тему «что лучше, капитализм или социализм»? С каждым днем становится очевидней, что капитализм не справляется со своими проблемами, такими как, например, развитие среднего класса, который даже в США скукожился с 74% в 80-х гг. до 36% сегодня, не говоря о мировых проблемах.

Всё больше людей в капиталистическом мире сомневаются в капитализме и обращают свое внимание на другие общественные уклады, в т.ч. на социализм, чего не было еще 10 лет назад. Например, в самом центре капиталистического мира, в США, по данным опросов, избиратели из поколения Z (в возрасте от 18 до 24 лет) предпочитают социализм капитализму (60 процентов против 40).

Понятно, что их представления о социализме находятся внутри капиталистических интересов, с разделением общественного пирога, но эти социалистические зачатки со временем могут перерасти в чистые социалистические идеи и движения.

Почему социализм привлекает

Коллективный строй — подходящий идеал для миллиардов людей. Социализм очень привлекательная модель устройства общества для самых широких масс людей. Разумеется, есть иные формы коллективизма. Солидаризм (опробовано во Франции, ФРГ и Италии). Синдикализм (не был реализован ни разу).

Религиозный коммунизм (равное потребление) — в государстве иезуитов в Парагвае (17 — 18 века). Страна процветала, но увы, ее захватили португальцы. Кооперация — еще одна форма социализма, частично опробована везде, и даже в соцблоке.

Т.о. просто «стать социалистами, установить социалистический строй» это пустой звук. Непонятно, что это значит. Похоже на «за все хорошее и против плохого».

Но у любой формы коллективизма есть одна слабая сторона, неустранимая проблема, которая рано или поздно приводит к разрушению социалистического уклада, как и показывает история социализма — личное благо человека. Маркс предполагал уравновесить и даже уравнять общее благо с личным — это была ошибка.

Нельзя уравновесить общее и личное, пока эгоистическое сознание и потребительская психология людей не изменятся — ведь так или иначе, каждый эгоист будет тянуть на себя и пытаться оторвать от общественного блага как можно больший кусок для личного потребления, поскольку все люди эгоисты от природы.

Сначала нужно изменить людей

Чтобы построить чистый социалистический уклад, тут только два варианта — либо внедрять массовое просвещение, чтобы изменить психологию и мышление людей, а это десятилетия работы для теоретиков социализма, либо строить социализм или иную форму коллективизма на экономической основе, что тоже займёт много лет, как это делали страны Северной Европы (Скандинавская модель).

Читать еще:  Замена передних амортизаторов ларгус

Страны скандинавской модели

Правда, у скандинавского устройства тоже есть недостатки, например, после наплыва мигрантов, резко возросло число людей, которые сидят на пособии, а это в чистом виде социальный паразитизм и резко возросло число тех людей, кто перестал платить налоги или уклоняется, потому, что не хотят содержать других.

Есть и другие проблемы — они связаны с атомизацией общества, когда каждый сам по себе, никому нет дела до других людей, от чего люди страдают психологически и принимают антидепрессанты или наркотики, продажа которых в Северной Европе очень развита. Человек — это социальный вид, нельзя изолировать людей друг от друга компенсируя изоляцию высоким уровнем жизни, ничего не выйдет.

Однако получается парадокс — как личность, каждый человек представляет из себя индивидуалиста, т.е. эгоиста со своим набором качеств, свойств, потребностей.

Однако для жизни в обществе, необходимо взаимодействовать с другими людьми и не просто взаимодействовать как животные или дикари, а соответствовать социальным правилам, стандартам, которые постоянно меняются. В этом по сути и состоит кризис человека и общества в целом — в непонимании, как сочетать индивидуальность с социумом? Ключ к решению — в объединении.

Общая ответственность за всех

Есть ещё одна форма социализма, которую никто никогда на Земле не строил — Общая ответственность за благополучие каждого человека — это самая идеальная социальная система, способная объединить весь мир.

Но здесь без сильного рынка и просвещения не обойтись, но если построить строй, объединяющий людей на основе общей ответственности за благополучие каждого, то получится — единое человечество, общество сделает еще один шаг к глобальной интеграции и приблизится к цели эволюции — объединение всех людей.

Единое человечество — это не масонское всемирное государство во главе с западными элитами, а объединение людей в сетевую мировую структуру на основе сотрудничества и помощи друг другу, хотя бы ради выживания нашего вида, поскольку, современные эгоистические отношения между странами ведут к мировой войне. С этой тенденцией нужно что-то делать, пока еще не поздно.

Наивные люди полагают, что социализм всё еще можно построить не меняя человека, однако в чистом виде социализм обречен по причинам описанным выше — эгоизм людей, а эгоизм — это наша биологическая основа, изменить её невозможно и следовательно, переделать человека тоже невозможно.

Социализм — это последняя стадия развития человечества, когда люди станут на столько высокоразвитыми, что захотят построить гармоничные отношения без принуждения, а только в силу своего развития и здесь Маркс был прав — социализм действительно будет последним общественным укладом не земле.

Но до социализм, люди пройдут еще несколько циклов развития, предпоследние из которых — общество познания и общество ответственности друг за друга.

Краткая история социализма

Социалистические идеи зародились в древней Греции, были заново востребованы в Средневековье, на подступах к новому времени, в новом времени. Все общественные идеи возвращаются на свои круги, но на другом уровне развития.

В мире был пока один пример свободного демократического социализма — Израиль с конца 40-х и до конца 80-х гг. XX века. Это общество поднимало экономику в непревзойденном мире темпе, попутно принимая беспрецедентные волны репатриантов, в основном лишенных всего и абсорбируя их в обществе.

Но и оно было смыто общемировым наступлением капитализма. Его сменило царство рыночной экономики, монополий и коррупции. Однако сейчас, в ближайшем будущем, можно ожидать социализации Америки в быстром темпе. 20 лет никто из американских политиков даже не думал объявлять себя социалистом.

Сейчас Сандерс, сторонник скандинавской модели социализма, не ставший в 2016 году кандидатом в президенты США уступив Хиллари Клинтон, но собравший немало голосов, называет себя социалистом. Проблема в том, что новые американские социалисты опираются в идеологии на идеи Герберта Маркузе, немецкого и американского философа, который придумал как задушить и похоронить традиционное общество руками разнообразных меньшинств.

Идеи Маркузе держатся на стремление меньшинств установить диктатуру меньшинств, в число которых почему то попадают и женщины (хотя они составляют относительное большинство во всех странах, кроме Индии и Китая). К сожалению, израильский свободный социализм не стал для них примером. Это будет опять тоталитаризм. Да и Израиль они, как правило, терпеть не могут.

В принципе, они резко и отчетливо отличаются от государств всеобщего благосостояния с кооперацией классов, вместо борьбы с ними. Впрочем, Маркузе вообще отверг марксовую идею классовой войны. У него «меньшинства» и люмпены должны взять власть. А поскольку все вместе эти «меньшинства» станут большинством, значит, они будут угнетать тех, кто раньше считался основой нации.

Главное — убедить массу людей, что они относятся к тому или иному «меньшинству». Что они проделали с блеском. В общем, западным народам не слишком повезет в XXI век. Если только они не станут африканцами или мексиканцами.

СОЦИАЛИЗМ ИЛИ КАПИТАЛИЗМ?

Сейчас мне кажется гораздо более очевидным тот вывод, который я формулировал два года назад: противопоставление капитализма и социализма как альтернативных путей развития России — нежизненно, абстрактно. Это не противоположности, а две формы единой технологической цивилизации. И не случайно пятиконечная звезда использовалась как символ коммунизма и одновременно начертана на государственном флаге США. Обе формы связаны с массовым уничтожением и ограблением деревни, колоссальной концентрацией людей в городах, вытеснением человека техникой во все большем числе областей жизни и губительным экологическим кризисом. Оба понятия очень расплывчаты и имеют много сильно различающихся вариантов: коммунистический советский социализм, немецкий национал-социализм, камбоджийский, югославский социализм. С другой стороны — капитализм США, Южной Африки, Латинской Америки. А Швецию — вообще куда отнести?

Концепция капитализма и социализма как двух «общественных формаций», из которых вторая уничтожает и сменяет первую, — марксистская догма, не выдержавшая сравнения с действительностью, подобно всем таким догмам. По «Коммунистическому манифесту», капитализм создает необходимые предпосылки социализма, «производит своих собственных могильщиков» — пролетариат. Тот совершает революцию и «при помощи деспотического вмешательства в право собственности» устанавливает социалистический строй. В нашей стране, по крайней мере, все было наоборот. Социализм истреблял те жизненные силы, которые способствовали сохранению традиционного уклада жизни, мешали полному ее подчинению капиталистическому духу: крестьянское хозяйство и деревенскую жизнь, религию, чувство русского патриотизма. Социализм породил и «своих собственных могильщиков» — криминализированную партийную номенклатуру, она совершила революцию и теперь «при помощи деспотического вмешательства в право собственности» строит новую формацию, полностью подчиненную духу капитализма.

Конечно, во множестве вариантов социалистических государств, существующих сейчас или существовавших ранее, есть нечто общее, некая «квинтэссенция социализма». Именно она проявлялась некогда в мечтах о всемирной пролетарской революции, идее диктатуры пролетариата. Тогда это была мощная движущая сила жизни. Но у нас-то сейчас об этом уже все позабыли. Пытаясь примерить концепции капитализма и социализма к нашей реальности, мы видим, что они не помогают ориентироваться в жизни. Например, сейчас в пору обсуждать введение карточек на многие продукты. Но какая это была бы мера: капиталистическая или социалистическая? Ведь во время войны карточки были и в СССР, и в Англии! Реальное, глубинное разделение нашего общества проходит по совершенно другой линии: по отношению к России, ее индивидуальному лицу, исторической традиции. Являются ли они первичными ценностями, за которые прежде всего надо бороться, или могут быть объектом экономических и политических экспери- ментов, даже с риском летального исхода? А здесь противопоставление капитализма социализму никак не помогает: Россию одинаково приносили в жертву как интересам мировой революции, так и интересам «мирового экономического сообщества».

Но вот парадокс! Это, казалось, бы схоластическое противопоставление капитализма социализму вызывает колоссальный накал страстей.

Так, один автор пишет: «Все сторонники капитализма в России предатели и враги простого русского советского человека» («Правда», 22.12.1993). Итак, в патриотическом движении появились уже свои «враги народа» и разыскивающий их НКВД. Другой же автор по поводу публикаций первого говорит: «Все это, в сущности, одна шайка, грызущаяся внутри себя за власть, но всегда готовая объединиться против того, кто посягнет на их общую основу — советчину». И добавляет: «Ни в одной своей статье, ни единым словом не одобрил я Совдепию» («Наша страна», 23 октября и 20 ноября 1993 г.). Хотя, например, весь мир, кроме автора, «одобрял Совдепию» за превосходную систему образования.

Видимо, проблема выбора между социализмом и капитализмом, нежизненная и надуманная в области реальной политики, вызывает очень реальные и острые переживания в области идеологии.

Как мне кажется, причина этого болезненного раскола в том, что термины вроде «капитализм», «социализм», «социалистический выбор и свобода» не определены хоть сколько-нибудь четко, не очерчен круг выражаемых ими понятий и эмоций. Это знаки, символы — целый язык, воспринятый неосознанно. Часто легче пересмотреть серьезную идеологическую концепцию, чем отучиться от такого «языка». А «язык» стал уже не соответствовать описываемым им сущностям. Мы сталкиваемся почти с недоразумением, но имеющим глубокие исторические корни и очень болезненным.

Я буду говорить здесь о тех, для кого основной болью сейчас является вопрос о судьбе России — быть ей или не быть? Это те, кто в общественной жизни составляет «патриотическое движение». И попытаюсь реконструировать, что же выражают входящие в него «коммунисты» и «антикоммунисты» своими лозунгами.

Для «коммуниста» слова «социалистический выбор» сегодня отнюдь не означают диктатуру пролетариата, «нарастание классовой борьбы» или стремление к мировой революции. Он выражает ими идею социальной справедливости, минимальной социальной защищенности для всех, провозглашение справедливости хотя бы как идеала, который если и не достигается в жизни, то хоть не попирается слишком нагло. Если он несет на демонстрации портрет Ленина, то из этого не следует, что он Ленина хоть когда-то читал и с ним согласен. Это символ. Ленин для него — основатель государства, в котором он прожил всю свою жизнь, вне которого не мыслил своего существования и из которого оказался вышвырнутым. Поэтому любые нападки на Ленина ранят его. Многое, что творилось под властью Ленина, претит его душе, но, защищая свой символ, он старается свалить это на Троцкого и «троцкизм». Красный флаг напоминает ему не баррикады революции, а жертвы войны. А еще все эти символы выражают его протест против улюлюканья и гоготанья средств массовой информации, пытающихся изобразить всю ту жизнь, которую прожил он (а может быть, и его родители), как скотское состояние, лишенное человеческих признаков. (Да еще когда проповедники этих концепций — сплошь штатные пропагандисты той эпохи.)

Для «антикоммуниста» же социалистическая терминология ассоциируется с предательством в Первой мировой войне (ставка на поражение своего правительства, деньги от немцев), с уничтожением свободного русского крестьянства — ядра русской нации, предательством своих военнопленных во Второй мировой войне («У нас нет военнопленных, есть только предатели»), лагерями за колоски с уже убранного поля, запустением русской деревни, с 1970 годов— талонами на продукты, автобусами из подмосковных городов за продуктами в Москву, быстрым ростом детской смертности и алкоголизма, цензурой и постоянным притеснением Церкви.

У «коммуниста» мне хотелось бы узнать, что он конкретно понимает под социализмом? Включает ли это понятие единую, обязательную идеологию? Монополию государства как единого предпринимателя-собственника? Связывается ли «коммунизм» с «марксизмом»? (Интересно, что портретов Маркса не видно даже на коммунистических митингах.) Например, программа крупнейшей коммунистической партии — КПРФ — содержит ссылку на «марксистско-ленинскую идеологию». Надо ли это понимать как принятие основных принципов марксизма? Каково отношение к основоположному документу марксизма «Коммунистическому манифесту» и одному из основных его заявлений: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности»? Как это согласовать с тезисом о многоукладной экономике? Каково отношение к учению Маркса о диктатуре пролетариата (которое в известном письме к Ведемейеру он называл своим основным вкладом в теорию)? А если отбросить указанные элементы, то что останется от марксизма, кроме «гнилого реформизма», вызывавшего у Маркса столько презрения и злобы?

Для всех, кто готов сотрудничать с людьми коммунистических взглядов и с коммунистическими движениями, важно уяснить себе их отношение к ленинской тактике в вопросе такого сотрудничества. Например, к тезису «Независимость профсоюзов — контрреволюционная проделка» и к призыву «пойти на всякие уловки, хитрости, нелегальные приемы (?), умолчания, сокрытия правды, лишь бы проникнуть в профсоюзы». Или: «Участие в буржуазно-демократическом парламенте не только не вредит революционному пролетариату, а облегчает возможности доказать остальным классам, почему такие парламенты заслуживают разгона, облегчают успех их разгона». Как пример очень успешного применения этих принципов Ленин приводит «разгон Учредилки 5/1 1918». Ответить на эти и многие подобные вопросы необходимо самим сторонникам социалистических и коммунистических взглядов — это сделает их жизненную позицию более цельной и последовательной. И задавать их следует не сверху вниз, посмеиваясь над противоречивостью их убеждений, а обращаясь к ним (имея в виду тех, кто принадлежит к патриотическому направлению) как к союзникам, которым хотелось бы помочь и чьи взгляды необходимо понимать, чтобы с ними сотрудничать.

В свою очередь, обращаясь к «антикоммунисту», я хотел бы спросить у него: какую цену он считает не слишком высокой за победу над коммунизмом? В конце концов, и Гитлер был последовательный антикоммунист — его победа привела бы к самому радикальному искоренению коммунизма. Антикоммунистом был и начальник штаба США генерал Тейлор, который, выйдя в отставку, заявил (в США крупным военным запрещено делать политические заявления, пока они находятся на действительной службе), что следует подвергнуть атомной бомбардировке районы, особенно густо заселенные русскими, тогда остальная страна развалится сама собой. После Второй мировой войны на Западе существовало течение яростной антикоммунистической эмиграции, обращавшееся к правительству США с призывом: «Атом- кой по Москве!» Но ведь то, что сейчас грозит России, по своим последствиям сопоставимо с планами Гитлера или генерала Тейлора. Когда на одну чашу весов положено уничтожение России, а на другую — полное и окончательное искоренение коммунизма, что для него («антикоммуниста») перевесит? Глядя с более высокой точки зрения: является ли коммунизм единственным проявлением зла на земле? И даже: является ли он сейчас самым крайним его проявлением?

Люди разных взглядов в любом случае могут сотрудничать в патриотическом движении: боролись же вместе католики, коммунисты и голлисты во французском движении Сопротивления. Но мне кажется, что ответы на вопросы, подобные сформулированным выше, очень очистили бы и прояснили атмосферу внутри патриотического движения. Это создало бы предпосылку для дружественного сотрудничества в основной стоящей перед нами задаче: спасти Россию от катастрофы, в которую она катится, и найти то сочетание элементов хозяйственной жизни, которое создаст уклад, соответствующий ее национальному духу и историческим традициям, обеспечит ее стабильное существование. Я уверен, что этот уклад будет включать широкую (хотя и не безграничную) свободу частной инициативы, уравновешенную политикой социальной справедливости, обеспеченной сильным государством.

Напечатано в газете «Литературная Россия», 1994, № 24.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector